herb

Podwójny dramat Katynia:

Chcę wyrazić najszczersze wyrazy współczucia dla rodziny i pzyjaciół wsyzstkich ofiar katastrofy prezydenckiego samolotu i dla wszystkich Polaków.

Jest pewne, że wydarzyła się bezprecedensowa tragedia. W tej chwili wszyscy są w szoku i niedowierzaniu.
Jednak podejrzewam, że wszystko może się zmienić już za kilka dni. Czy zaczną się wzajemne oskarżenia, domysły, teorie spiskowe, licytacja: kto bardziej stracił, kto bardziej cierpi? A co? A kto? A dlaczego?
Najlepiej by się stało, by ta tragedia pojednała ludzi, wskazała im bezsens wielu niepotrzebnych konfliktów, bezsens nadrzędnej roli polityki nad sprawami gospodarczymi i społecznymi, pokazała jak naprawdę jesteśmy równi wobec losu i podlegamy takim samym prawom fizycznym.
Teraz wszelkie komentarze mogą wydawać się płaskie, bezużyteczne i miałkie. Tragedia ofiar, śmierć, tragedia rodzin i ludzi związanych z ofiarami, tragedia wszystkich, którzy potrafią mieć trochę empatii dla tej sytuacji.
Pokora w obliczu tej tragedii niech wyzwoli w ludziach pokorę wobec życia i działań, które codziennie podejmujemy dla siebie, dla swoich bliskich, dla wszystkich...

herb

С праздником!

Chwała na wysokości Bogu, a na ziemi pokój ludziom dobrej woli.
Chwalimy Cię.
Błogosławimy Cię.
Wielbimy Cię.
Wysławiamy Cię.
Dzięki Ci składamy, bo wielka jest chwała Twoja.
Panie Boże, Królu nieba, Boże Ojcze wszechmogący.
Panie, Synu Jednorodzony, Jezu Chryste.
Panie Boże, Baranku Boży, Synu Ojca.
Który gładzisz grzechy świata, zmiłuj się nad nami.
Który gładzisz grzechy świata, przyjm błaganie nasze.
Który siedzisz po prawicy Ojca, zmiłuj się nad nami.
Albowiem tylko Tyś jest święty. Tylko Tyś jest Panem.
Tylko Tyś Najwyższy, Jezu Chryste.
Z Duchem Świętym w chwale Boga Ojca.
Amen.
herb

(no subject)

Еще рассказ Саши ("Графа Елдырина"):

ФРАНЦУЖЕНКА
(эротико-патриотическое)

Воскресенье, август 198* года, 11-30.
На углу Кировской и Фуркасовского симпатичная голубоглазая блондинка лет 18-19 о чем-то спрашивает прохожих. Подхожу ближе - оказывается, выясняет, где тут костел св. Людовика. По-французски. И, прежде чем сообразить, что место для такого знакомства неподходящее (Лубянка все-таки), машинально отвечаю ей по-французски. Да и не в моих правилах оставлять симпатичную женщину в беде.
До костела (это почти напротив входа в Московское управление КГБ) минут пять ходьбы по Малой Лубянке. Успеваю услышать, как ее зовут, что она приехала с группой студентов из Сорбонны, что ей вечером на поезд (едут смотреть Байкал), и что в воскресенье она обязана побывать на мессе.
Закрыто, но она остается ждать (как раз под телекамерой, надзирающей за входом в костел), а я удаляюсь по своим делам - по агентурным данным, в книжном на Кировской с 12-00 будут продавать "Историю Российского государства" академика Рыбакова.

Понедельник, до обеда.
Докладываю особисту, что указал дорогу иностранке. Дело обычное: в центре на улицах полно туристов. Однако при слове "француженка" особист даже, по-моему, усами шевелит (хотя усов у него нет) и расспрашивает обо всех подробностях ее внешности – в том числе о тех, которые я совершенно не мог увидеть. Наконец, заставив написать очень подробный отчет, особист меня отпускает.

Понедельник, после обеда.
Шеф расспрашивает, что у меня было с француженкой. Рассказываю. Не верит, называет меня дураком не на ту букву. И объясняет, что вот ребята из спецгруппы, уж если бы познакомились с француженкой, - точно не засветились бы.
В курилке ребята из спецгруппы, до того что-то оживленно обсуждавшие, при моем появлении замолкают и очень внимательно на меня смотрят.

Вторник.
Приходят друзья шефа – замполит и начальник спецгруппы. Тоже очень подробно расспрашивают. И тоже называют дураком не на ту букву.
Оказывается, особист на прежнем месте сильно проштрафился, и теперь рад из любой мухи раздуть слона. Тем более, что француженка и красивая. Откуда знают, что красивая? – так вот фотография, от друзей из московского управления. Мы же всю дорогу под камерами шли. И, кстати, слава богу, что под камерами: из видеозаписей видно, что я только довел ее до костела и ушел. И вел даже не под руку – просто шел рядом. Вот теперь еще бы доказать, что после мессы не встретились...
Начальник спецгруппы добавляет, что грамотный человек именно после мессы ее бы и встретил. (И, судя по слегка затуманившемуся взгляду, вспомнил или представил себе что-то очень хорошее.) Да еще повезло, что зам. нач. отдела в отпуске – уж он бы не упустил возможность раздуть историю, чтобы нагадить моему шефу (а через него – и начальнику отдела).

Среда.
В нашей комнате под разными благовидными предлогами появляются любопытствующие девицы из других подразделений. Не нравится мне это. А шеф говорит, что, наоборот, пока у меня такая реклама, - у меня сейчас единственный шанс жениться на хорошей девушке с хорошей анкетой. Опять на опыте убеждаюсь, что хорошая девушка и девушка с хорошей анкетой – это обязательно две разные девушки.
К нам заглядывает и та рельефная блондинка, с которой я столкнулся прошлой осенью, но не успел познакомиться и даже хотел разыскивать. Она говорит на ужасном суржике и пошло шутит. Объясняю шефу, что мне наплевать, чья она дочь.

Четверг.
Утро, как обычно, начинается с 15 минут на кроссворд. (Кстати, начальник спецгруппы утверждает, что у наших английских коллег на кроссворды уходит до получаса). Когда отгадываю партийную принадлежность Данте, шеф заявляет, что меня точно пора женить. Не знаю, связано ли это с последними событиями.
«Бабские визиты» продолжаются. Маша из спецгруппы (кстати, замужняя) язвит, что от советских девчонок я теперь нос ворочу.
В обед заглядываю в спецгруппу, сыграть в шахматы. Судя по услышанным обрывкам разговора, Володька доказывал Стасу и Генке, что у меня с француженкой ничего не было ("Ну сами посудите – ГДЕ?"). Заметив меня, осекается.
Спецгруппа смотрит на меня с интересом и, по-моему, одобрительно. И в шахматы болеют за меня. Тем не менее, оба блица проигрываю.

Пятница.
Вместо политзанятий, спортзала и бассейна - ежегодная медкомиссия, затягивающаяся на весь день.

Суббота и воскресенье.
На даче. А вообще-то правильно говорил начальник спецгруппы: будь я поумнее, мог бы потом с ней встретиться. Хорошее у нее лицо – как на портрете из старинной усадьбы. У "девушек с хорошей анкетой" лица совсем другие...

Понедельник.
Начальник спецгруппы через знакомых выяснил, что француженка все-таки "отсидела партсобрание" (т.е. мессу), потом где-то бродила, а в гостинице появилась лишь в 15-30. В принципе, могла и со мной встретиться.
Наш врач сообщил, что по результатам медкомиссии никаких "французских болезней" у меня не обнаружено. И пошло хихикает.
Замполит заявил особисту, что после 12-30 он видел меня стоящим длиннющую очередь на Кировской, за "Историей" Рыбакова (за что с меня бутылка коньяка – французского, учитывая обстоятельства). Т.е. теперь у меня алиби - я оказываюсь примером моральной устойчивости и советского патриотизма.

Вторник.
Володька из спецгруппы советует обедать в МАРХИ на ул. Жданова. По его словам, там и кормят вкуснее, и конторские рожи не мелькают, и симпатичных студенток, "как обезьян в джунглях". А если случайно и попадется иностранка, то, по крайней мере, из какой-нибудь братской страны. По-моему, он все-таки думает, что у меня с француженкой что-то было. И, по-моему, "из братской страны" он произнес с какой-то особенной теплотой в голосе...

Конечно же, история на этом не закончилась.
Слишком многие не поверили, что замученный запретами советский человек может, познакомившись с француженкой, хоть раз в жизни да не попытать счастья. Некоторые вспоминали, что у пограничников в 197* году один познакомился с очень красивой итальянкой и даже на ней женился – правда, тут же попал служить в какой-то медвежий угол. И не вылетел лишь потому, что итальянка попалась умная: сначала познакомились, потом уехала, вступила в итальянскую компартию, и уж после опять приехала, чтобы выйти замуж. И даже русский выучила.
Особист не оставил усилий нарыть компромат – и, по слухам, на кого-то нарыл. Правда, потом с ним что-то произошло на охоте, и он быстро перевелся в Киев.
А еще из спецгруппы вылетела крылатая фраза: "Она была прекрасна, как все импортное".
Но постепенно, ближе к зиме, история почти забылась.

А по-настоящему история закончилась только в феврале.
Наш замполит тогда уже собирался на пенсию. Однажды он зазвал меня к себе и еще раз спросил, было ли у меня что-то с француженкой. Когда я опять заверил, что ничего не было, он сказал: "Молодец, настоящий мужик! Уважаю." И пожал мне руку.

И вот на этом, как сказал бы начальник спецгруппы, эротика закончилась и опять началась наша обычная повседневная порнография.
herb

(no subject)

Возвращаюсь очень ненадолго. Сейчас приходится много работать, чтобы моя семья и семьи моих подчиненных как можно меньше почувствовали кризис.
Недавно один знакомый, посмотрев «Миссию Дарвина», стал подначивать меня написать детскую историю про боевого хомячка из КГБ. Ну, про боевых хомячков (если такие у нас и были) я не в курсе, а вот про шиншиллу – пожалуйста:

МИККИ
(почти детское)

Это было очень давно – в начале 1980-х, когда наша страна еще была большой и называлась СССР, а вместо ФСБ был КГБ.
Друг шефа, тоже подполковник, жил в ведомственном доме на Чистых прудах. Еще с ним жили: его жена (работавшая в одном очень закрытом учебном заведении), сын (курсант этого же заведения) и шиншилла Микки, очень похожая на Микки-Мауса. Несмотря на мужское имя, шиншилла была девочкой - смышленой, опрятной, воспитанной и приветливой. К каждому, кто приходил в этот дом, она, ласково посмотрев голубыми глазками, старалась запрыгнуть на руки - здоровалась.

1.
Однажды к подполковнику откуда-то приехал дальний родственник. Он был уже нетрезвый - поэтому Микки его испугалась и сразу спряталась. Она была умной девочкой и старалась держаться подальше от пьяных.
Гость с интересом осмотрел просторную, красиво обставленную квартиру, посмотрел разные диковинки, привезенные хозяином из заграничных командировок, и, в том числе, самую большую тогдашнюю редкость – видеомагнитофон и телевизор Sony. Посидели, выпили, закусили, а между делом стали смотреть на видео иностранные боевики и диснеевские мультфильмы.
Микки, хотя и побаивалась пьяных, увидела, что ничего страшного не происходит, постепенно осмелела, вылезла из-за телевизора и села возле экрана. Гость, только что посмотревший Микки-Мауса, поперхнулся коньяком, и, роняя со стола импортный сервиз, с криком «брысь взад!» запустил в Микки тяжелую хрустальную пепельницу. К счастью, недобросил – был слишком пьян. А Микки тут же спряталась.
Больше его сюда не приглашали, а вот к Микки стали относиться похуже, что было совершенно несправедливо: ведь телевизор остался цел, а напилась и разбила посуду совсем не она.

2.
Через некоторое время сыну подполковника пришла пора жениться. Там, где он учился, старались жениться на детях офицеров КГБ. И однажды он познакомился со студенткой МГИМО, дочкой одного полковника. Родители были очень рады, когда сын привел свою знакомую к ним в гости. Рада была и Микки – и прыгнула к ней на руки. Гостья была воспитанной девочкой - поэтому не завизжала и не сказала ничего плохого. Но больше ее в этом доме не видели.
А Микки, хотя была совсем не виновата, попала и к хозяину, и к его сыну в немилость. Подполковник даже как-то раз напился и стал утверждать, что из-за "этой крысы" его сын теперь уже никогда не сделает карьеру. Старшие тоже иногда бывают не правы – по крайней мере, когда выпьют спиртного.

3.
Но через несколько месяцев сын подполковника познакомился (не без помощи мамы) со студенткой МГУ, внучкой одного генерала. И однажды подполковник, его сын и жена сели в свою «Волгу» и поехали в гости - к родителям девочки.
Служебное удостоверение и партбилет подполковник оставил в шкафу. А Микки осталась в прихожей, ждать хозяев.
Вернувшись из гостей, подполковник увидел, что дверь квартиры распахнута, а в прихожей – беспорядок, посреди которого сидит Микки и ласково смотрит голубыми глазками. Кинулся к удостоверению и партбилету - они были на месте.
Вызвали милицию. Оказалось, что из дома ничего не пропало.
В таких домах люди не любят «попадать в историю», но, тем не менее, соседи сказали милиции, что днем слышали какой-то шум и истошный женский визг. Судя по всему, к подполковнику залезла квартирная воровка, а Микки, по своей привычке, прыгнула к ней на руки здороваться.

Сын вскоре женился, а Микки стала всеобщей любимицей. И жена сына ее не боялась - даже сама брала на руки.
Как говорил подполковник (ожидавший к тому времени внука и третьей звездочки), «вот только удостоверение с партбилетом потерять мне тогда и не хватало». А мой шеф комментировал (детям это читать не положено): «Да ты ее должен в ж... поцеловать!»
herb

(no subject)

Ненадолго возвращаюсь. Еще рассказ графа Елдырина:

ФАЛЬШИВКА

Наши мужики последний раз в 198*г. поехали на подледный лов. Сначала они, следуя указаниям моего шефа, долго ехали на «ПАЗике» к озеру «с обалденным клевом», потом шеф долго искал на льду «правильное» место, а потом быстро пробурил лунку до земли. Правда, через полчаса озеро все-таки нашли. И клев был хороший.
А на обратном пути, когда "ПАЗик" встал на светофоре возле Апрелевки, сзади стала сигналить черная «Волга» и даже слегка стукнула нас в задний бампер. Да еще из нее вылез мужик и начал скандалить. Позже подъехавший ГАИшник опознал в нем горкомовскую шишку местного масштаба, и, хотя обошлось без протокола, потребовались наши официальные извинения.

Можно было бы в вежливой и официальной форме послать чинушу далеко и надолго, но курировавший нас зам. нач. управления был в командировке, а идти на подпись ко второму заму (из бывших обкомовских) или, тем более, к нач. управления было рискованно. Поэтому сделали бумагу не официальную, а «левую». Текст сочинил мой шеф, а начальник отдела одобрил.

Прапорщик Костя из секретной части одолжил нам на 10 минут «исходящий» штамп и печать для пакетов. (Если там заклеить надпись «для пакетов», а потом посреди оттиска добавить герб с 5-копеечной монеты, то получается почти настоящая гербовая печать. Вывернутые наизнанку буквы «СССР» легко прикрыть подписью.).
А напечатала бумагу Маша (также известная как Мэри Поппинс), предварительно потребовав от нас шоколадку, а от Кости - на время печатания удалить из секретной части ручного мыша Вуглускра.
Итак:

"Секретарю *******ского горкома КПСС
тов. *************
от заместителя командира в/ч ****
полковника ***********.
Исходящий № ******* от 01.04.1984г.

Служебная записка.

Уважаемый ***** *********!
В связи с ДТП, произошедшим 29.03.1984г. на светофоре у **км Волоколамского шоссе, с участием автомобиля «Волга» гос. № «**-** ***», на которой ехал Ваш подчиненный, и автобуса «ПАЗ» гос №»**-** **», перевозившего офицеров нашей части, приношу Вам и Вашему подчиненному свои глубокие извинения.

Водитель автобуса сержант ******** уже наказан и оставшийся срок будет нести действительную службу на Крайнем Севере. Он был обязан уступить дорогу автомобилю, перевозящему ответственного партработника, если тот потребовал уступить дорогу, хотя бы тот даже не имел спецсигналов и сирены. И, несмотря на явное противоречие с ПДД, должен был даже проехать для этого на красный сигнал светофора. И, когда Ваш подчиненный после ДТП начал на него плеваться и набросился с кулаками, он уж тем более не имел никакого права называть того пьяным козлом и очень нехорошей собакой.

Также приношу извинения за действия капитана *********, который оттащил Вашего подчиненного от водителя, попытался проверить у него документы, а затем зафиксировал над сугробом, когда тот стал блевать.

Довожу до Вашего сведения, что каких-либо удостоверяющих личность документов (паспорта, водительских прав, партбилета, служебного удостоверения и т.п.) у Вашего подчиненного обнаружено не было. А найденный у него конверт с иностранной валютой был ему немедленно возвращен. Поэтому ему следует искать документы или дома, или там, откуда он ехал.

Однако следует также учесть, что «Волгу» Ваш подчиненный вел сам, штатного водителя в ней не было, а документов, подтверждающих его личность, должность или партийную принадлежность, он также с собой не имел. Поэтому капитан ********* и другие присутствовавшие офицеры все-таки имели основания усомниться, что имеют дело с ответственным партработником, а не, например, с работником советской торговли. Впрочем, это не снимает вины ни с капитана ********, ни с остальных присутствовавших при этом офицеров.

Проступок капитана *********** будет рассмотрен на внеочередном партийном собрании нашей части, и ему будет вынесено суровое взыскание. Я же, со своей стороны, подготовил приказ о его неполном служебном соответствии. Полагаю, что партийное собрание вынесет взыскания и остальным офицерам, не помешавшим капитану ********** в его неправомерных и недостойных советского офицера действиях.
Одновременно сообщаю, что в/ч **** не может оплатить Вам ремонт поврежденной фары и решетки радиатора, поскольку при ДТП наезд был совершен транспортным средством Вашего подчиненного, и мое руководство не утвердит эти расходы. Но, в знак уважения, мы не выдвигаем встречных требований по компенсации затрат на повторную окраску бампера автобуса ПАЗ, поврежденную в результате ДТП.

Еще раз приношу свои извинения,
Заместитель командира в/ч ****
_________________ /генерал-майор **********/"

Из горкома нам так и не ответили. Тем более, что предусмотрительно сделанный исходящий от 1-го апреля теоретически позволял все свести к шутке.

Однако история на этом не закончилась. Когда стало понятно, что все обошлось, на столе у шефа появился художественно исполненный документ, с красными знаменами и профилем Дзержинского. Вот он:

"Почетная грамота

Настоящим награждается подполковник ******* за беспримерные мужество и находчивость, проявленные в борьбе с врагом. Офицеры нашего отдела постановили занести имя подполковника ******* в самые глубокие анналы нашего отдела, а в целях увековечения его подвига водрузить у него на даче бюст. За неимением у подполковника ******* подходящего бюста, водрузить там бюст его жены."

Однако история не закончилась и на этом. Ближе к 1-му мая у шефа на столе появился еще один документ (с печатью, выглядящей почти как настоящая, и с нашим входящим номером):

"Заместителю командиру войсковой части ****
т. полковнику ***********
от пастуха колхоза «Красный лапоть»
т. Иванова Е.К.

Служебная записка

Товарищ полковник! Простите, что Вам пишу.
Во время выезда на подледный лов офицерами Вашей части, подполковником ********* на лугу близ деревни «Светлый путь» была пробурена рыбацкая лунка глубиной почти в метр.
Довожу до Вашего сведения, что 25.04.84г. в эту лунку провалилась левая передняя нога коровы «Бурёнка» из нашего колхозного стада, в результате чего последовал перелом вышеуказанной ноги, потребовавший перевозки вышеупомянутой коровы «Бурёнка» в ветеринарную лечебницу и наложения на вышеуказанную ногу гипсовой повязки.
В связи с изложенным прошу возместить стоимость перевозки вышеупомянутой коровы в размере 3 руб. 62 коп. и стоимость ее лечения в размере 4 руб. 12 коп.
Деньги прошу направить в почтовое отделение деревни «Светлый путь» до востребования, на имя Иванова Е.К.

С глубоким искренним уважением к вам, нашим защитникам,
пастух _____________ /Егор Кузьмич Иванов/"

Эту историю я всегда вспоминаю, когда заводят речь о "фальсификации истории" и о "фальшивках, рожденных в недрах КГБ".
herb

(no subject)

Техническое сообщение:
Вопреки слухам, я не исчез, не погиб и не собираюсь. Просто экономическая обстановка неспокойная, и голова больше занята работой, чем литературой.
Простите, если кого-то не поздравил или не прокомментировал.

Я уже рассказывал, как сложились судьбы моих персонажей. Теперь пора дополнить:

Старлей, отличившийся на охоте.
Женился на дочери очень перспективного полковника, и вскоре сделал карьеру уже в качестве генеральского зятя. Занимает серьезный пост в одной из нефтяных компаний.

Стас.
Наконец-то защитил диссертацию; зачем она ему понадобилась - объяснить не в состоянии. На деньги родственников жены начал свое дело, никак не связанное с бывшей профессией. Дай бог ему удачи (или Б-г, как написали бы родственники его жены.)

Владимир Сергеевич.
Дослужился до генерал-майора перед самой перестройкой. Получил приказ о новом звании, поехал с семьей в отпуск на море и умер от инфаркта (уже не первого). Обе дочери вскоре вышли замуж. Дела в перестройку шли плохо, и дачу пришлось продать. Сейчас мужья создали свою фирму, дела пошли на лад, но вот выкупить дачу назад не получилось - теперешним владельцам она тоже нравится.

Эдуард Яковлевич.
В Афганистане развернул бурную деятельность и перезнакомился чуть ли не со всеми племенными вождями на Линии Дюранда и в Бадахшане. Писал в Москву, что войска вводить в Афганистан ни в коем случае нельзя (и подробно объяснял, почему именно и что из этого выйдет). Вызвал гнев самого Андропова, который был главным сторонником ввода войск. Особенно гнев усилился, когда предсказания Эдуарда Яковлевича сбылись. А дальше ему стали давать задания из серии "миссия невыполнима". К неудовольствию начальства, он умудрялся все выполнить, и при этом не погибнуть и даже не получить серьезных ранений. Но одно задание он выполнить все-таки не смог. Виноваты были совсем другие люди (сразу признавшие вину), но руководство виновным сделало все-таки Эдуарда Яковлевича. Он был уволен без пенсии, хотя с сохранением звания, наградного оружия и орденов. На гражданке преподавал на курсах языки (английский, французский, немецкий, испанский, арабский, фарси) и читал лекции о международном положении. В перестройку издал несколько книг по специальности, работал юристом на инофирме, а потом ушел преподавать в ВУЗ (где я оказался на одной с ним кафедре: он читал лекции по спецпредмету, а я вел семинары). Сейчас вернулся на гос. службу (не сам - позвали: по его направлению больше не нашлось грамотных специалистов, пожелавших вернуться). Опять пишет отчеты, которые очень не нравятся начальству.

Саша, он же Граф Елдырин.
Больше всех не хотел служить, а служба сложилась удачно. Вот только со здоровьем у него неважно, как это обычно бывает у тех, служил, а не выслуживался. Скоро уйдет на пенсию.
Хочет, чтобы я писал о нем дальше, т.к. у самого не получается. Ладно, чуть позже.

Пока все.